Smart-подход IBM

<p><b>Кирилл Корнильев, генеральный директор <br /> IBM в России и странах СНГ</b></p>

Кирилл Корнильев, генеральный директор
IBM в России и странах СНГ

11 Ноября, 2013 19:38
Олег Пилипенко
Кирилл Корнильев, генеральный директор IBM в России и странах СНГ рассказывает о том, почему продажи аппаратных решений IBM в регионе СНГ пока доминируют над продажей сервисов, в чем причина того, что инициатива Smart City становится все более актуальной и при каких условиях можно ожидать трансформации «постсоветского» ИТ-рынка.

СHANNEL4IT: В рейтинге Fortune 500 компания IBM находится в разделе «ИТ-сервисы», в то же время жителям нашей страны «голубой гигант» более известен своими мэйнфреймами, серверами, СХД, а в прошлом — персональными компьютерами. Каким вы видите бизнес IBM в Украине – это предоставление сервисов или все же больше поставка оборудования?

Кирилл Корнильев: По моему мнению, противопоставление одного другому немного искусственно, поскольку оборудование, ПО и сервисы неразрывно связаны. Всегда надо учитывать то, какая модель ведения бизнеса характеризует ту или иную отрасль. Приведу обыденную аналогию: в отрасли электроэнергетики потребители традиционно покупают электроэнергию в рамках услуги, а не закупают оборудование для ее производства. Если же рассматривать под этим углом зрения сферу ИТ, то в ней практически до сегодняшних дней доминирует концепция «давайте сделаем это у себя сами».

В последнее время много говорят о концепции «ИТ из розетки». Такой термин подразумевает, что ИТ-отрасль в своем развитии будет становиться более «сервис-ориентированной», что характерно для пост-индустриальной эпохи. Это совершенно нормально для любой отрасли: вначале она проходит этап реальной продукции, затем наступает этап сервисов.

На развитых рынках преобладает сервисный компонент. На развивающихся рынках, по понятным причинам, пока преобладает продуктовая. Причина этого в том, что на развивающемся рынке для превращения его в развитой, сначала необходимо создать свою инфраструктуру. Отсюда потребность в новых серверах, системах хранения данных и прочем.

Однако сервисное направление в нашей отрасли развивается активно и успешно, и мне хотелось бы особо отметить отличную работу локального украинского офиса IBM в этой области.

С4IT: Около года назад IBM заключила очень крупный аутсорсинговый контракт на обслуживание ИТ-систем UniCreditBank… Были ли другие контакты такого рода?

К.К.: На самом деле, это далеко не единственный пример, просто он самый известный, и, во многом уникальный. В реальности, у нас достаточно много контрактов в области хостинга, аутсорсинга и других моделей предоставления ИТ. Мы активно работаем над новыми контрактами в России, Украине и Казахстане.

С4IT: Если ранжировать оборот бизнеса IBM по странам СНГ, то на каком месте находится Украина?

К К.: Масштабы бизнеса корпорации примерно пропорциональны ВВП страны. Проанализируйте статистику по ВВП на душу населения в разных странах, чтобы оценить, где находится Украина. Конечно, в каждом государстве есть своя небольшая специфика, но существенных отклонений ни в одну, ни в другую сторону нет.

С4IT: Какие продукты IBM пользуется наибольшим спросом в Украине? Если ли существенная разница в структуре продаж между регионами СНГ? Известно, что программные продукты IBM, стоимость которых довольно высока, не особо продаются в Украине?

К.K.: Я бы не сказал, что ПО от IBM дороже, чем у других компаний. В любом случае, главное – какие проблемы вы можете решить с помощью этого решения, и сколько денег вы сэкономите после его внедрения. Это касается всех серьезных В2В-решений. С другой стороны, возможно, надо более активно развивать наше присутствие в Украине, увеличивая число квалифицированных специалистов в области ПО, причем как у нас, так и у наших партнеров. Могу сказать, что мы инвестировали, и продолжим инвестировать в это направление. Хочу отметить, что продажи ПО в России в этом году растут высокими темпами, причем они превышают динамику продаж в сегменте аппаратного обеспечения.

С4IT: Какая доля бизнеса IBM в СНГ приходится на аппаратные решения, на программные и на сервисы?

К.К.: Не стану называть конкретные цифры, однако, отмечу следующее: доля сервисов и доля ПО существенно растет. Пока они не доминируют, но это нормально для развивающегося рынка – по-другому здесь быть не может. Сейчас преобладает потребность в серверах, СХД и других решениях для ЦОДов.

В качестве аналогии можно привести дорожное хозяйство США – в нем явно доминирует не строительство новых дорог, а обслуживание и ремонт уже существующих. Дорожная сеть там уже развита достаточно. А вот в менее развитых странах строительство новых дорог играет гораздо более важную роль. Аналогичная ситуация в ИТ-индустрии. Пока что нам нужно строить инфраструктуру. А когда она будет развита в достаточной степени, основным направлением станут сервисы.

С4IT: В последнее время в Интернете циркулируют слухи о покупке компанией Lenovo серверного подразделения IBM. Можете ли их как-то прокомментировать?

К.К.: IBM по-прежнему вкладывает значительные средства в развитие своего направления серверов на платформе Intel. Не так давно было вложено более 1 млрд. долл. Поэтому я бы осторожно относился к таким слухам: ведь они говорят о выходе из этого бизнеса, а факты свидетельствуют об обратном – серьезных планах на будущее.

С4IT: IBM известна своими масштабными инновационными инициативами, такими как Smart City («разумный город»). Есть ли интерес к ним в регионе СНГ? Или же все упирается в отсутствие денег?

К.К.: Здесь есть несколько аспектов. Внедрение концепции «разумный город» требует определенного уровня «зрелости» и развития системы управления городом. Это стандартные требования для любой сложной информационной системы. Когда отдельные городские службы не в состоянии взаимодействовать друг с другом, то есть, «правая рука не знает, что делает левая», то система «Разумный город» будет «буксовать». Но если государственные муниципальные структуры смогут заставить эти службы работать как единый механизм, что очень важно для города, то IBM сможет предложить инструменты для обеспечения такого слаженного взаимодействия.

На уровне государственного управления, в отличие от корпоративного предприятия, регламенты процессов меняются не так просто и быстро. Поэтому процесс перестроения системы управления городом с целью обеспечения эффективного взаимодействия различных служб занимает намного больше времени, чем перестройка технологических и бизнес-процессов на, скажем, металлургическом комбинате. Проблема не в деньгах, и даже не в «головах», а в том, что на сегодня есть намного меньше «наработок» в области муниципального управления, наподобие тех, что используются для обеспечения единой работы предприятий.

С4IT: Тем не менее, в последние годы многие крупные города СНГ, в том числе Москва, существенно продвинулись в направлении информатизации. С Вашей точки зрения, какова вероятность того, что такие процессы в итоге приведут к реализации концепции Smart City?

К.К.: Ключевым компонентом, необходимым для комплексного управления «разумным городом» является продукт IBM под названием IOС — Intelligent Operations Center. Это своеобразный «центр управления полетом», который обеспечивает интеграцию различных систем и анализ разнородной информации, поступающей из разных источников, и поддержку в онлайн-режиме городских служб по принятию тех или иных решений. Такой подход позволяет, например, в случае каких-либо чрезвычайных событий, немедленно направить на место происшествия полицию, скорую помощь, реорганизовать транспортные потоки и предпринять другие меры. Но для того, чтобы иметь такую надстройку, надо иметь, прежде всего, отдельные системные компоненты. Ведь трудно связать интеллектуальный управляющий центр с пожарной службой, если та не использует какую-нибудь информационную систему.

Сейчас в Москве внедряется большое количество отдельных подсистем, обеспечивающих реализацию конкретных задач. Каждая такая подсистема является компонентом, необходимым для построения «разумного города». В этой области есть много различных направлений, например business-to-government (B2G) – взаимодействие государства с бизнесом, а также повышение разумности образования. Но от первого этапа — автоматизации города — до построения таких систем как, скажем, «разумное здравоохранение» нужно проделать определенный путь.

С4IT: Какова история возникновения инициативы Smart City? Что послужило толчком?

К.К.: В 2007 г. человечество миновало одну важную веху: количество городского населения впервые превысило количество сельского. К 2050 г. в городах будет жить 70% населения планеты. А ведь в городах требования к инфраструктуре совсем другие, чем в сельской местности. Сравните проблемы, которые возникнут при отключении света на 5 дней где-нибудь в селе и в Киеве. Для большого города это будет полный коллапс, поскольку городские жители очень зависимы от бесперебойной работы инфраструктуры.

Человечество строит города уже больше 10 тысяч лет, но до последнего времени никто не задумывался над тем, что придет момент, когда в городах будет жить большая часть населения планеты. Потому вопрос надежности и эффективности городской инфраструктуры вышел на первый план, вследствие чего концепция «разумного города» стала актуальной. Сегодня есть технические возможности – мощнейшие компьютеры, телекоммуникационные сети, дешевые датчики и прочее, благодаря чему можно создавать на региональном и муниципальном уровне решения, радикально меняющие качество управления. Когда IBM начала развивать концепцию «разумной планеты» и «разумного города», как ее составляющей, это были просто интересные разговоры. А сегодня, по прошествии пяти лет, уже многие компании «подхватили» эту тему.

С4IT: Какие яркие примеры внедрения инициативы Smart City вы можете назвать?

К.К.: Первым крупным проектом в Европе стало внедрение управления дорожным движением в Стокгольме около 5 лет назад. Это очень масштабный, большой и яркий проект, в рамках которого мы автоматизировали весь город. В США мы реализовали крупный проект для полиции Нью-Йорка, в результате которого преступность на Манхеттене упала в разы. В рамках проекта была создана очень мощная система видеонаблюдения и распознавания лиц в толпе, связанная с базой данных людей, находящихся в розыске. Ведь современные суперкомпьютеры позволяют с очень высокой точностью определить личность человека по его внешности. Допустим, некто прибывает на вокзал, попадает в поле зрения камеры, опознается, система продолжает «вести» его от камеры к камере и передает данные в ближайшую патрульную машину. Полиция получает информацию, что это за человек, в чем он подозревается, насколько опасен. После внедрения системы преступность резко упала, так как преступники быстро осознали, что на территории Манхеттена они могут легко попасть в руки полиции.

Комментарии: